Валентин Наливайченко: «Я уже наездился, теперь хочу работать в Украине»

– Вы свободно владеете финским и английским. С английским все понятно, а знания финского часто становятся полезным?

– Когда-то финским вообще владел на уровне синхронного перевода. Но сейчас, к сожалению, говорю на этом языке уже не часто. Когда в Украине была послом Финляндии Лаура Рейниля, и она организовала в Киеве такой клуб. Нас туда входили пять (смеется) вместе с госпожой Лаурой – я, посол Эстонии, представитель финской фирмы и один украинский профессор. Мы все говорили финской и встречались раз в месяц на ланчи. И это была единственная возможность поддерживать свои знания по финскому. Но Лаура Рейниля поехала, клуб распался. Сейчас, чтобы совсем язык не забыть, читаю воспоминания Урхо Калево Кекконена, бывшего президента Финляндии, который сокращенно называют Укок. А вот поддерживать уровень английского легче: газеты читаю «Нью-Йорк таймс», «Файненшл таймс», и для общения больше возможностей – во время выборов с международными наблюдателями разговаривал без переводчика.

– Почему выбрали себе такой профиль – изучение финского языка?

– Не столько я выбрал, сколько мне предложили. После Киевского университета в 90-х годах мне предложили большую разведочную перспективу и обучение в Москве. Оттуда и финский язык.

– И какая у вас была миссия?

– К миссии дело не дошло. Это было начало 90-х, а я – последний украинец, который там оказался. Я уже заканчивал и мне предлагали: либо оставайся здесь, или. Я сказал «или». Украина впервые получила государственность, у меня родители в Украине, поэтому возвращаюсь домой.

– Вы работали дипломатом во многих странах. В какую из них хотелось бы вернуться еще?

– Пусть не обижаются эти страны, особенно Беларусь (смеется), но не хочется ни в какую! Сейчас единственное желание – жить и работать в Украине.

– Неужели совсем никуда не тянет? Ну хоть сентиментально пройтись старыми местами?

– Да нет особых сантиментов. Что такое консульская работа? Приезжаешь – аэропорт, проблема, полиция, арестованы, тюрьмы. В один из этих заведений нормального человека не тянет и меня тоже. Я не из тех дипломатов, которые на своих должностях имели возможность где поездить, то увидеть, посещать театры. К сожалению, такова была специфика моей деятельности. Наездился я в свое время, поэтому даже на отдых сейчас не очень люблю куда отправляться. В Украине мне комфортно.