Размышления украинский несамашедшего

Преклоняюсь перед мастерством Лины Костенко, которая в прозаическом романе «Записки украинского самашедшего» зафотографувала цейсовские оптикой первые годы бурной жизни Украина в начале нового тысячелетия.

И меня охватила эйфория Майдана, и я не стал «сумасшедшего», ибо из шестидесятников – «самдошедший» к пониманию, что почти все политики и чиновники, толпятся на площадных подиумах и праздничных трибунах, обогащаются за счет моего обнищания. Помню и стихотворение моего гениального земляка о революции и чем она заканчивается: «На площади пыль спадает, замолкает вещь. Вечер. Ночь». Пишу, потому что мой знакомый (считает себя «продвинутым»), прочитав книгу Лины Костенко, сказал, что экс-президент предстает в ней предателем идеалов Майдана, согласившись на «Большой Компромисс» с теми, кого называл преступниками. Мои возражения, что понимать так написано может человек с болезненной психикой, или «тушка», или активист «пятой колонны», его не убедили. А сколько таких? С позиции старого (за героя романа), я «позорный поступок» нетипичного кандидата в президенты (компромисс относительно изменений Конституции-2004) понимаю глубже.

Пояс смертника нетипичный Премьер надел на себя 26 апреля 2001, когда «олигархи и коммунисты сплелись в едином оргазме и съели Премьера». Он же знал, что ждет в этой стране нетипичного Премьера, что посягнул на президентское кресло – именно то, что Петлюру, Коновальца, Бандеры, Чорновила. Понимание своей исторической миссии и побудило пойти этим путем – Украине нужен не типичный.

Если не он, то кто? И это правда. И сказал «Да». Вот я думаю и анализирую.

Первое. Представим, что в декабре 2004 г. он не пошел на компромисс. Неужели «Хама племя» не разогнало бы Майдан, как это делает «батька» в Беларуси? Цитирую из книги: «В Киеве появились бритоголовые и стягивают спецназ», «На танковом полигоне курсанты отрабатывают свое мастерство», «Подтягиваются представители криминального мира», Из автобусов вываливаются пьяные девки и хрипят на камеру: Будем, блядь, вас всех давит, Из Донецка прибывают части бандформирований – Тигры и ОМОН, Беркуты и Грифоны, Солдатам раздали боевые патроны, «Власть применяет свой резерв – стратегического раскола, манипулирует им и запугивает», «врежется группа отморозков в гущу Майдана, спровоцирует драку, посеет панику – и все», «Некоторые горячие головы уже хотят брать штурмом парламент и не с розой в руке». Но наш лидер их остановил – «чтобы ни стекло не треснула». Ибо украинский казацкого рода, мудрый.

Была надежда выстоять спонтанном Майдана, когда гражданское общество расколото, когда его подиум по разным причинам заполнили хамелеонни политики – потенциальные «тушки»? Вглядываюсь в снимок площадного подиума 2004 года и становится жутко – все всплыло наверх.

Второе. Представим, что он не подписал соглашение и стал Президентом, что невероятно. Прокучмовские депутаты не согласовали бы Премьером благоразумного Порошенко, а убедительным большинством (толпа только «за») поддержали бы леди Ю с таким же злорадной утешением, ибо знали, что только она (с ее болезненной жаждой всевластия) сможет артистично и цинично раскалывать общество , клеветой, ложью и популизмом сеять в людях недоверие к ценностям Майдана, и продолжили бы мониторинг на продажу земли, чтобы люди все больше обнищали, пока «Хама племя» не присвоит за бесценок и безнаказанно ценные участки земли, лесов, озер, береговых полос. А если бы в парламент в 2006 г. прошли и другие партии, импичмент нетипичном Президенту было гарантировано, потому руководителем большинства партий «центр» заранее укоренив своими выдвиженцами. А обвинений – хоть отбавляй (читал в СМИ): сын предателя, мужчина агента ЦРУ, националист, самоотруився, присягал на Острожский Библии, занимался пасекой.

Третье (реальнее за второе). Не пошел на компромисс – стал оппозиционером. Учитывая его популярность, полевые командиры, разъяренные потерей власти, обвинили бы его во всех грехах и при поддержке агрессивного большинства ввели бы в Лукьяновский СИЗО, где и дотруилы бы еще до суда. Украина не Чехия, поэтому Гавела из него не получилось бы.

И последнее. Не верится мне, «что поколение, которому мы гледилы, уже пришло», и тоже «боюсь, что их обманут». «Ибо российские Бесы сплелись с малороссийским чертовщиной и веками творят канитель». Не разделяю и заключения «самашедшего», что «Он среди тех, кого назвал преступной властью». Нетипичный, он и в то время был только с народом, как и тому, и всегда. «Куда мне идти с моей правдой в Украине» «Я ухожу, чтобы вернуться» – это его слова. И он вернулся – «долбить эту скалу». Но мы не помогли. Результаты всех послепомаранчевых выборов показали, что мы более чем на две трети «сумасшедшего» – и надолго, потому позволили олигархическим кланам докорумпуватись настолько, что «пидрахуй» нетипичного кандидата всегда отчислят. Мы остаемся «совковые», как и были, вернулись в прошлое. И опять как в 2003 году: «Почему стоит в обществе глухой дух плебейства?», «Почему к власти дорвались мошенники и невежды?», «Почему все покупается и продается?» – «В Библии это называется: « Пошло вверх Хама племя».